Речи и стенограммы 15 ноября 2019

Повышение прозрачности в интересах всеобъемлющего экономического роста

Благодарю вас, декан Хеллман, за то, что вы представили меня. Я рад вновь оказаться в Джорджтаунском университете: и потому, что вы выносите на обсуждение важные темы, и потому, что в 1983 году мне довелось здесь учиться – в магистратуре Дипломатической школы по специальности «международные отношения». Некоторые из вас знают Аллана Гудмана, который был тогда деканом. И многие из вас знают доктора Мадлен Олбрайт. Мне выпала честь слушать ее знаменитый курс американской внешней политики задолго до того, как она стала Государственным секретарем США.

Сегодня я хотел бы поговорить с вами о необходимости достижения большего прогресса в области развития. Ранее на этой неделе я провел общее собрание сотрудников Группы Всемирного банка. Это было в понедельник, когда в США отмечают День ветеранов, а во многих других странах – День перемирия или День поминовения.

За два дня до этого праздника, посвященного всем служившим в армии, мир отметил годовщину падения Берлинской стены. Только что исполнилось 30 лет с того дня, когда жители Германии прорвали «железный занавес», создав возможность для воссоединения страны. Об этом хорошо говорит надпись на сохранившемся обломке стены: «Много маленьких людей, которые живут в множестве маленьких мест и делают много мелочей, способны изменить мир». Праздники, отмечаемые 9 ноября и 11 ноября, – это важнейшие вехи для понимания истории политического и экономического развития в XX веке и основ нашей жизни в XXI веке. Сегодня об этом почти не помнят, но падение Берлинской стены вызвало ликование по всему миру – сотни миллионов людей открыли для себя дорогу к свободе.

Когда я учился в Джорджтаунском университете в 1983 году, Стена все еще была очень мощным барьером. Замедление экономического роста, вызванное коммунистическими и авторитарными режимами, было одной из серьезнейших проблем в области развития. Жители Советского Союза и восточноевропейских стран-членов СЭВ сталкивались с цензурой и контролем со стороны государства, которые распространялись не только на средства производства, но и на личную свободу людей. Эта система была неспособна обеспечить ни экономический прогресс, ни эффективные связи с демократическими государствами Запада с процветающей рыночной экономикой. А в это время США, страны Западной Европы и Япония отыскали путь к повышению своего благосостояния, опираясь на верховенство права, рыночные цены и развитие частного сектора.

Напротив, один из прослушанных мною курсов в Джорджтаунском университете в 1983 был посвящен так называемой «бартерной торговле»: страны Советского блока и государственные предприятия производили обмен товарами, исходя не из их цены и качества, а из согласованных условий торговых сделок. Эта торговля была чрезвычайно неэффективной – ввиду крайне нерационального использования капитала, невозможности создания и охраны объектов интеллектуальной собственности, а также отсутствия надлежащих стимулов. Соответственно, было необходимо решить связанную с этим проблему в области развития – смягчить последствия глобальной экономической неэффективности, вызванной влиянием бартерной торговли, сохранявшимся примерно до 1990 года.

Сегодня перед нами стоят масштабные проблемы в области развития, но я надеюсь, мы сумеем добиться прогресса, сообща используя накопленные за несколько десятилетий знания о более успешном опыте. С 1990 года мы добились внушительных успехов в деле сокращения бедности и обеспечения роста доходов. К концу 2015 года из крайней бедности смогли выбраться более миллиарда человек, многие из которых – жители Китая. Мы ведем наблюдения за 91 страной – и в 70 из них в 2010-2015 годах наблюдался рост доходов беднейших 40 процентов населения. Рыночные реформы, либерализация торговли и облегчение движения потоков капитала через границы способствовали достижению потрясающего прогресса и улучшению условий жизни сотен миллионов людей во многих развивающихся странах. Все это вызывает оптимизм у нас, сотрудников Группы Всемирного банка, чья цель – искоренение крайней бедности и ускоренное обеспечение общего благосостояния.

И тем не менее, до сих пор 700 миллионов людей по всему миру – то есть, каждый двенадцатый человек на планете – живут в крайней бедности. И в мире слишком много стран, где темпы роста экономики низки, а повышение медианных доходов едва заметно. Мы видим, как вспыхивают протесты во многих странах – в том числе в Боливии, Ираке, Ливане и Чили. У жителей этих стран разные причины для недовольства и протестных выступлений, но есть в их чувствах и много общего: они видят, что их надежды на улучшение условий жизни и расширение свобод не сбываются. И в некоторых случаях правительства этих стран действуют отнюдь не во благо своих граждан.

С окончанием «холодной войны» возникла возможность добиться большей открытости и более прочного мира на планете – условий, в которых люди могли бы создавать демократические системы, основанные на равенстве возможностей и повышении благосостояния. Но слишком для многих землян эти обещания пока так и не стали реальностью. Благосостояние слоев населения с пониженным уровнем дохода не растет, а из-за этого усиливается неравенство – это и есть основные причины народных волнений, которые мы наблюдаем по всему миру. Многие люди не могут добиться успеха в жизни и понимают, что имеют дело с системой, создающей благоприятные условия лишь для небольшой группы привилегированных лиц. И поэтому тема моего сегодняшнего выступления звучит так: необходимость достижения большего прогресса в области развития.

Я бы хотел поделиться с вами некоторыми соображениями о причинах возникновения неравенства и о мерах, которые могли бы способствовать обеспечению всеобъемлющего экономического роста. Я надеюсь, что в нынешних условиях удастся усовершенствовать существующие системы и добиться мирного урегулирования ситуации во всех странах, где сегодня в обществе неспокойно, то есть, конструктивного продвижения вперед.

Одной из причин возникновения недовольства, безусловно, является замедление мировой экономики. Резко снизилась экономическая активность в европейской обрабатывающей промышленности, а инвестиции в развивающиеся страны выглядят, в лучшем случае, вяло: именно на этом основании Всемирный банк понизил прогнозы экономического роста в середине 2019 года. Нас беспокоило то, что правительства уже стали наращивать государственные расходы и активизировать скупку облигаций центральными банками, надеясь придать экономике дополнительные стимулы. К сожалению, эта политика ведет, скорее, к сбоям в функционировании рынков и к росту цен на активы, чем к стимулированию всеобъемлющего экономического роста. Меры стимулирования, практикуемые центральными банками, преимущественно основаны на увеличении объемов краткосрочных обязательств в целях финансирования приобретения долгосрочных активов. Эта политика, известная под названием «количественное смягчение», предполагает, что рост стоимости долгосрочных активов – облигаций, акций и недвижимости – будет способствовать росту потребления и привлечению продуктивных инвестиций. Проблема в том, что механизм передачи этого стимула действует лишь в верхнем сегменте распределения доходов -–то есть, распространяется только на тех, кто владеет крупными активами или выпускает облигации.

Некоторые страны также совершенствовали свои налоговые и нормативно-правовые системы в целях поощрения всеобъемлющего экономического роста, но в других странах применение стимулирующих мер привело к резкой концентрации материальных ценностей и усилению неравенства, а это – одна из основных причин многих протестов, связанных с экономической ситуацией и итогами выборов.

Разумеется, существует еще множество иных глобальных явлений, воздействующих на развивающиеся и развитые страны, – от изменения климата до возникновения прорывных технологий, таких как автоматизация, электронные деньги и «большие данные». Беспокойство из-за влияния торговли на рабочие места привело к росту протекционизма, развитию инвестиционной неопределенности и замедлению экономического роста. Отсутствие всеобщего доступа к выгодам, связанным с экономической открытостью, может привести к тому, что люди, выходя на уличные протесты или выражая свое мнение на выборах, начнут винить во всем рыночную систему, а не препятствия на ее пути. В результате во множестве стран мира, в том числе в некоторых странах, в которых возникли протесты, антилиберальные меры политики препятствуют функционированию рынков, а это затрудняет обеспечение экономического роста, необходимого для повышения доходов.

В течение моих первых семи месяцев работы в качестве президента Группы Всемирного банка я неоднократно подчеркивал важность разработки устойчивых страновых программ, учитывающих уникальные особенности каждой экономики. Недавно я вернулся из поездки, в ходе которой посетил, в частности, Индию и Пакистан. Пакистан мог бы принять некоторые очевидные меры для серьезного ускорения роста экономики страны. Коэффициент занятости женщин здесь составляет всего лишь 25 процентов. Пакистанские женщины сталкиваются со множеством препятствий, пытаясь начать трудовую деятельность. Есть меры, которые могут помочь: это удержание девочек в школах, изменение социальных норм, касающихся ранних браков, трудовой занятости и домашних обязанностей, оказание содействия в уходе за детьми и обеспечение безопасного проезда на транспорте. Преодоление гендерного разрыва поможет всеобъемлющему экономическому росту. Этому же будут способствовать гармонизация налоговой системы, либерализация торговли и инвестиций. Постепенно, охватывая страну за страной и регион за регионом, мы содействуем осуществлению политики, создающей благоприятные условия для экономического роста и способствующей повышению медианных доходов.

В то же время нам необходимо добиваться устойчивого экономического роста в интересах всех слоев населения. Нам нужен экономический рост, приносящий выгоды всем слоям населения, а не только тем, кто обладает властью. Для решения этой задачи мы создаем условия для осуществления инвестиций в благосостояние людей и домохозяйств, принадлежащих к 40 процентам населения с самым низким уровнем доходов. В некоторых местах речь идет об инвестициях в производительные активы, работающие на благо беднейшего населения, например, в объекты инфраструктуры или в домашний скот. В других районах – это инвестиции в достижение более весомых результатов в области здравоохранения и образования с тем, чтобы страны могли наращивать человеческий капитал.

При этом мы должны признать, что проведение экономических реформ может быть очень сложной задачей. Одна из причин снижения доверия населения к правительству – сосредоточение государственных услуг в руках привилегированных групп населения и неспособность некоторых стран предоставить эффективные базовые услуги большинству населения. Работая в тесном сотрудничестве со странами, мы стремимся создать условия для того, чтобы бюджетно-налоговые реформы не приводили к подрыву благосостояния всех слоев населения и доверия к институтам.

Мы также видим, что бедность глубже укореняется в странах, затронутых нестабильностью, конфликтами и насилием. От этого наша задача по сокращению масштабов бедности становится еще сложнее. Многие бедные домохозяйства расположены в отдаленных сельских районах и лишены доступа к инфраструктуре и возможностям торговли, способным улучшить условия их жизни. Хуже всего, если они оказываются жертвами враждебных организаций или хищнически настроенных правительств. Мы прилагаем огромные усилия для оказания поддержки этим домохозяйствам, создавая более эффективные системы социальной помощи и помогая им справляться с последствиями стихийных бедствий и пандемий. Мы помогаем этим общинам повышать устойчивость к воздействию изменения климата.

Я говорил, главным образом, об оказании странам помощи в проведении соответствующих технических мер политики, способствующих всеобъемлющему экономическому росту. Но нам необходимо признать, что хронической проблемой в развивающихся странах остается коррупция. Поощрение эффективных мер политики и осуществление стратегических инвестиций – это важная задача, и нам необходимо помочь странам выстроить прочные институты. Во многих странах, где происходят волнения, перестает действовать основополагающий общественный договор между гражданами и государством. Слабые или хищнически настроенные государства слишком часто используют свои ограниченные ресурсы для защиты укоренившихся провластных группировок и их союзников, а также для запугивания или наказания своих оппонентов. Граждане оказываются между двух огней и перестают верить в способность их правительства оказывать базовые услуги и создавать условия для обеспечения общего благосостояния. В результате возникает гремучая смесь недовольства населения и неэффективного управления, и, как мы видим, эта гремучая смесь может выплеснуться на улицы. Стагнация роста медианных доходов все чаще оказывается несовместимой с демократией и политической стабильностью.

Поэтому мы оказываем странам поддержку в наращивании институционального потенциала, необходимого для обеспечения всеобъемлющего экономического роста. Одна из ключевых мер – укрепление верховенства права. Мы способствуем этому разнообразными путями: например, за счет адресных мер по совершенствованию специализированных функций национальных систем правосудия, а также за счет расширения прав и возможностей женщин, бедных слоев населения и других маргинализованных групп для решения их правовых проблем. Мы оказываем странам помощь в создании эффективных, прозрачных и подотчетных институтов, а также в разработке и осуществлении программ, направленных на искоренение коррупции.

Еще одним аспектом применяемого нами подхода являются инвестиции в развитие человеческого капитала. Более половины детей в возрасте 10 лет в развивающихся странах не умеют читать. Это неприемлемо. На наших последних Ежегодных совещаниях мы поставили перед собой цель: наполовину сократить дефицит в области образования к 2030 году. Кроме того, мы уделяем пристальное внимание вопросам здравоохранения, в частности, боремся с предотвратимой материнской и детской смертностью, обеспечиваем женщинам и детям доступ к медицинским услугам и снижаем распространенность детской низкорослости. Инвестиции в человеческий капитал не только серьезно ускоряют экономический рост, но и дают более обширным группам населения возможность участвовать в этом росте.

Мы настоятельно рекомендуем странам совершенствовать управление задолженностью и повышать прозрачность их долговых обязательств. В прошлом году внешний долг стран с низким и средним уровнем дохода достиг рекордной отметки в 7,8 трлн долл. США – это в два с лишним раза больше, чем в 2007 году. Страны все чаще берут средства в долг у нетрадиционных кредиторов, в том числе у кредиторов, не являющихся членами Парижского клуба, и у коммерческих кредиторов. Эти нетрадиционные кредиторы часто вынуждают заемщиков заключать с ними соглашения о нераскрытии информации, что затрудняет оценку совокупного бремени задолженности страны. Повышение прозрачности приносит странам реальную отдачу: улучшая положение дел в этой сфере, они повышают свой кредитный рейтинг, получают кредиты под более низкие проценты и повышают свою привлекательность для прямых иностранных инвестиций. Кроме того, это просто справедливо. Люди имеют право знать, на каких условиях их правительства получают кредиты.

Это лишь беглый обзор тех усилий, которые мы предпринимаем, чтобы обеспечить всеобъемлющий экономический рост – необходимое условие социальной интеграции и открытого рыночного экономического уклада. Как я уже говорил, возникающие на наших глазах народные волнения обусловлены целым рядом уникальных факторов, в том числе внедрением новых технологий и меняющимися чаяниями среднего класса, недавно сформировавшегося в некоторых странах. Крайне важно, чтобы страны разработали комплекс мер политики, способный удовлетворить меняющиеся потребности этих людей. Одной из таких мер является развитие систем цифровых платежей. Эти системы позволяют осуществлять платежи с меньшими операционными издержками и предоставлять услуги людям, не имеющим иного доступа к нынешней финансовой системе. Благодаря снижению операционных издержек женщины, новые компании и представители бедных слоев населения смогут взаимодействовать с другими лицами, обходясь без бартера, в рамках настоящей денежной экономики, которая гораздо эффективнее той альтернативы, с которой они имеют дело сейчас.

Я хотел бы закончить свою лекцию цитатой из выступления Джеймса Вулфенсона, одного из моих предшественников на посту президента Группы Всемирного банка. Это цитата из его речи «Задачи интеграции», которую он произнес в 1997 году. «Занимаясь проблемами развития», - сказал он, - «мы оказались перед важным выбором. Мы можем и дальше работать по-старому, занимаясь одним проектом здесь, другим — там, все время отставая от роста бедности. Мы можем и дальше заключать международные соглашения, игнорируя их. Мы можем и дальше препираться, борясь за моральное превосходство. Но мы можем захотеть добиться реальных перемен».

Мы, сотрудники Группы Всемирного банка, прилагаем все усилия к решению сложнейших глобальных задач, о которых я рассказал вам сегодня. Мы продолжаем уделять приоритетное внимание выполнению нашей миссии, заключающейся в искоренении крайней бедности и содействии обеспечению общего благосостояния. Мы по-прежнему считаем, что страны могут построить более открытое, безопасное и процветающее общество, устранив барьеры и предоставив каждому человеку возможность добиться успеха. Я глубоко убежден, что люди во всем мире заслуживают реального прогресса и способны его достичь.

Api
Api