Узнайте, как Группа Всемирного банка помогает странам бороться с COVID-19 (коронавирус).Узнать

Речи и стенограммы

Финансирование чистой энергетики: механизм частно-государственного партнерства по смягчению последствий изменениями климата, Лондон

13 марта 2007


Пол Вулфовиц, Президент Группы организаций Всемирного банка Лондон, Соединенное Королевство (Великобритании и Северной Ирландии)

Вариант, подготовленный для выступления

Пол Вулфовиц: Благодарю вас за организацию настоящей встречи. Я полностью разделяю высказанное здесь мнение о необходимости рассматривать проблему чистой энергетики не только с точки зрения опасности, которой надлежит избежать, а и с точки зрения возможностей, которые нельзя упускать, особенно развивающимся странам.  
 
Мы собрались здесь для того, чтобы обсудить одну из насущных проблем глобальной повестки дня в области развития, а именно, как удовлетворить постоянно возрастающую потребность в электроэнергии, сокращая при этом объем выбросов углерода.
 
На прошлой неделе роль лидера взяла на себя Европа, и я приветствую заявление канцлера Меркель о том, что к 2020 году Европа сократит выбросы углерода на 20 процентов. Это не только является важным шагом в борьбе с изменением климата, но и создает возможности для привлечения частного сектора к этой работе.
Многие компании, чьи представители здесь присутствуют, уже вкладывают средства в возобновляемые источники энергии, повышение энергоэффективности и расширение масштабов исследований и разработки продуктов, не вызывающих негативных последствий для климата.

Подобные тенденции в корпоративном секторе приобрели глобальный характер. Ранее в этом году объединение под названием USCAP, в которое входят крупнейшие американские компании и НПО, в том числе «Дюпон», «Катерпиллар» и «Дженерал Электрик», призвало к проведению принципиально новой государственной политики, направленной на решение проблем, вызванных изменениями климата.

Какая разница в сравнении с тем, что было несколькими годами раньше. Не так давно было почти невозможно представить себе эти компании собравшимися вместе для обсуждения изменений климата, а сегодня они не просто обсуждают этот вопрос – они требуют конкретных действий.

Они выражают приобретающее все больше сторонников в мире мнение о том, что международному сообществу необходимо что-то делать – и чем скорее, тем лучше – для того, чтобы перейти к экономике с пониженными выбросами углерода в атмосферу и передать нашим детям и внукам цветущую планету.

В число задач, которые мы решаем на протяжении уже длительного времени, входит и задача борьбы с бедностью в мире, и эта задача огромна по своим масштабам. Имеет смысл напомнить вам, что сегодня миллиард жителей Земли существует, имея на жизнь менее одного доллара в день. Это ошеломляющий показатель, и одна мысль о такой нищете внушает ужас. Однако, оглянувшись на недавнее прошлое, мы поймем, что надежда остается. 

За последние 25 лет в мире примерно 500 миллионов человек – около полумиллиарда – вырвались из оков бедности. Во многом подобный успех был обусловлен быстрым экономическим ростом в двух развивающихся странах – в Китае и Индии.

И подобный рост – это нельзя не признать – был бы невозможен без роста энергопотребления в этих странах. Нет сомнений в том, что экономический рост должен продолжаться, чтобы те, кто сегодня еще находится в тисках бедности, получили шанс на лучшее будущее.

Сегодня во всем мире 1,6 миллиарда человек вообще не имеют доступа к электричеству. В сельских районах развивающихся стран, особенно в Южной Азии и Африке южнее Сахары, четверо из каждых пяти человек живут без электричества.

Таким образом, спрос на электроэнергию в странах развивающегося мира должен и будет расти. Но нам необходимо быть готовыми к тому, чтобы ввиду подобного роста спроса принять меры к сокращению выбросов углерода.

Исходя из этих статистических данных, нам следует задать себе вопрос: «Каким образом можно одновременно сокращать бедность и снижать объемы выбросов углерода?»

Бедные страны уже заявляли о том, что они не должны платить за экономический рост в богатых странах, в основе которого лежит потребление ископаемого топлива. И они правы. 
Богатые страны должны подать пример. Сегодня страны-члены ОЭСР разрабатывают планы обновления и замены буквально всей инфраструктуры своих электростанций. Те решения, которые принимаются сегодня в столицах стран Европы и Северной Америки, окажут влияние на жизнь будущих поколений, и поэтому так важно сделать правильный выбор, заняться инвестициями в экологически чистые технологии и переходить на «низкоуглеродные» стратегии.
 
Богатым странам необходимо также стать лидерами в деле оказания прямой поддержки развивающимся государствам.
 
Нам надо и сокращать бедность, и снижать объемы выбросов углерода.
 
Сокращение объемов выбросов углерода нам следует рассматривать не как дорогостоящее направление деятельности, позволяющее снизить издержки, сопряженные с изменением климата, но как возможность накопить средства, которые затем можно инвестировать в различные направления развития энергетики – связанные не только с сокращением потребления угля, но и с диверсификацией мировых источников энергии и сохранением лесных запасов в мире, и позволяющие в долгосрочной перспективе все шире переходить от использования истощающихся и ограниченных запасов природного топлива к использованию возобновляемых источников энергии и технологическим инновациям. Таковы открывающиеся перед нами возможности.
 
Для перехода на «низкоуглеродный» путь развития нужны не только инвестиции.
 
Для этого требуется также долгосрочный и обеспечивающий равные условия для всех глобальный механизм регулирования, направленный на сокращение выбросов парниковых газов:

  • механизм, в рамках которого богатые страны продемонстрируют свою лидирующую роль путем оказания помощи развивающимся странам в обмен на глобальные выгоды, которые дает более экологически устойчивый и более рациональный экономический рост;
  • механизм, обеспечивающий определенность, которая стимулирует исследования и разработки в области революционных технологий;

наконец, механизм, позволяющий углеродным рынкам успешно развиваться и привлекать в развивающиеся страны финансовые потоки – потоки, которые в течение считанных десятилетий могут выйти на уровень 100 млрд. долл. США.
 
Какие бы решения проблемы сокращения выбросов углерода ни были найдены, ясно одно. Нам предстоит направить существенные средства на помощь развивающимся странам в обеспечении экономического роста, снижая при этом его вредные последствия для окружающей среды.

Британский министр по делам окружающей среды Дэвид Милибэнд отметил недавно, что продажа квот на выбросы углерода может давать до 200 млрд. долл. США ежегодно, и половину этих средств, т.е. 100 млрд. долл. США ежегодно, будут получать развивающиеся страны.

100 млрд. долл. США – это, конечно, огромная сумма – она больше того, что все двусторонние и многосторонние учреждения направляют сегодня на официальную помощь в целях развития. Но задумайтесь на минуту – эта сумма ничтожна по сравнению с теми средствами, которые ежегодно расходуются в мире на закупку ископаемого топлива. Это всего 7 процентов от тех 1,5 трлн. долл. США, которые каждый год расходуются в мире только на нефть, не говоря уж о газе и угле.

Этим средствам можно найти лучшее применение. Вместо того, чтобы импортировать ископаемое топливо, мы могли бы вкладывать деньги в инновационные разработки, которые позволят восполнять наши потребности в электроэнергии за счет более диверсифицированных ее источников и не нанося ущерба окружающей среде.

Таким образом, чистую энергетику нельзя оценивать только с точки зрения затрат. Ее следует рассматривать как возможность инвестировать в другое будущее.., как возможность диверсифицировать наши источники электроэнергии и расходы на нее.

По инициативе министра финансов Соединенного Королевства Гордона Брауна на проходившей два года назад в Глениглзе (Шотландия) встрече на высшем уровне страны «Группы восьми» предложили Всемирному банку разработать «дорожную карту», чтобы совместно с другими международными финансовыми учреждениями ускорить приток инвестиций в чистую энергетику в интересах развивающихся стран.
 
В рамках Механизма инвестиций в экологически чистую энергетику определяются масштабы инвестиций, необходимых для:

  • расширения доступа к электроэнергии, особенно в странах Африки южнее Сахары;
  • ускорения темпов перехода к «низкоуглеродной» модели экономики; а также

адаптации к неустойчивости и изменениям климата.
 
В течение последних трех лет общая сумма, предоставляемая Группой организаций Всемирного банка на поддержку энергетики, возросла почти до 3-4 млрд. долл. США в год – по сравнению с предыдущим трехлетним периодом прирост составляет почти 40 процентов. В прошлом году 37 процентов кредитов на эти цели пошли на поддержку инициатив по развитию «низкоуглеродных» моделей.

Однако с учетом огромных потребностей необходимо делать еще больше для привлечения частного сектора к финансированию – как для восполнения спроса, так и для ускорения инноваций.
 
Поэтому позвольте мне вкратце остановиться на четырех направлениях, по которым мы уже оказываем активную поддержку поиску решений, не оказывающих негативного воздействия на климат.
 
Первое – это инвестиции в повышение энергоэффективности и сохранение энергоресурсов, потому что, несмотря на все наши усилия по диверсификации, очевидно, что большинство развивающихся стран в обозримом будущем (наверное, это зависит от, того, насколько далеко вы заглядываете в будущее, - скажем так: на протяжении еще долгого времени) будут вынуждены в основном полагаться на углеродосодержащие виды топлива. Поэтому мы уделяем особое внимание повышению эффективности использования ископаемого топлива и сохранению его запасов.
 
По мере быстрого экономического роста в таких странах, как Китай и Индия, мы совместно с ними разрабатываем стратегии и планы финансирования, направленные на сокращение объемов выбросов углерода с их территории.
 
Так, например, в партнерстве с китайскими банками мы стремимся убедить местный частный сектор в значимости рационального использования энергоресурсов для предпринимательской деятельности. Впервые три ключевые действующие лица китайской экономики – коммунальные предприятия, поставщики энергосберегающего оборудования и коммерческие банки – объединили свои усилия ради создания новой – рыночной – модели финансирования, поощряющей энергосбережение.
 
Наши аналитики содействуют Китаю и в его усилиях по реструктуризации сферы теплофикации; кроме того, совместно с представителями китайской сталелитейной промышленности мы работаем над проблемой сбережения электроэнергии за счет модернизации применяемых в настоящее время процессов производства.
 
Мы также помогаем Мексике, Бразилии, Китаю и Индии внедрять более экономичные с точки зрения энергопотребления виды городского транспорта.
 
Кроме того, мы внедряем «схемы зеленых инвестиций», увязывающие доходы от продажи квот на выбросы с инвестициями в «низкоуглеродные» проекты в Латвии, на Украине и в Болгарии и приступаем к такой же работе в России. И, основываясь на своих впечатлениях от посещения в Белграде «старинной» – я не могу подобрать здесь другого слова – котельной, обогревающей больницу и выбрасывающей пар в зимний воздух, я могу утверждать, что выход стран Центральной и Восточной Европы хотя бы на тот уровень энергосбережения, который уже достигнут в Западной Европе, уже открывает самые широкие перспективы. Но в любой подобной работе особенно важно сотрудничество с частным сектором.
 
Вот только один пример: в рамках Глобального партнерства по уменьшению факельного сжигания газа мы помогаем нефтедобывающим странам и компаниям расширять масштабы использования природного газа, который в противном случае был бы сожжен в факелах, нанеся ущерб окружающей среде.
 
Это партнерство собрало 1,7 млрд. долл. США из средств частных компаний для реализации проектов сокращения объемов факельного сжигания газа в Эквадоре, Индонезии, Нигерии и России, что, в совокупности, позволило предотвратить выброс примерно 6 млн. т углекислого газа.
 
Подобная модель партнерства может использоваться и для внедрения других технологий, направленных на предотвращение негативных последствий для климата. С учетом больших запасов угля в США, Китае и Индии такие технологии, как комбинированный цикл комплексной газификации (КЦКГ) в сочетании с технологией связывания и хранения двуокиси углерода (СХУ), могут помочь использовать ценные ресурсы в интересах развития и сделать это таким образом, чтобы свести к минимуму выбросы.
 
Может ли государственно-частное партнерство помочь в достижении этих целей? Мы рассчитываем, что в ходе настоящей конференции нам удастся услышать полезные соображения по этому вопросу.
 
По мере расширения масштабов нашей деятельности нам понадобятся новые финансовые инструменты, в том числе гарантии и другие способы привлечения частного сектора и удовлетворения конкретных нужд наших стран-партнеров. Важной частью здесь станет наша работа в области углеродного финансирования.
 
На сегодняшний день Группа организаций Всемирного банка управляет примерно 2 млрд. долл. США, размещенными в девяти углеродных фондах. 1,4 млрд. из этой суммы уже зарезервированы.
 
Эти фонды помогают осуществлять инвестиции в разработки, позволяющие снижать выбросы углерода в атмосферу, – от утилизации промышленных газов до сбора метана из органических отходов. Инвестиции направляются также на сокращение энергопотребления в сталелитейном производстве, производство электрической и тепловой энергии из отходов переработки сахарного тростника, на разработку возобновляемых источников энергии, изменение принципов землепользования и борьбу с обезлесением.
 
Сегодня совместно с участвующими в деятельности этих фондов правительствами и представителями частного сектора Банк разрабатывает новый механизм углеродного финансирования, который позволит закупать квоты на выбросы углерода в период по окончании действия Киотского протокола, и я надеюсь, что решение, принятое на прошлой неделе в ходе саммита Евросоюза, позволит поддержать и укрепить эти усилия.
 
Второе направление нашей работы – увеличение инвестиций в разработку возобновляемых источников энергии и расширение доступа к ним.
 
Мы знаем, что здесь нет простых решений. Но и в данном случае мы осознаем, что частный сектор является движущей силой прогресса и внедрения инноваций.

Энергия ветра, солнечная, геотермальная и биоэнергия – все это составные части диверсифицированной энергетики. Эти технологии могут придти в районы, где нет смысла строить и эксплуатировать централизованные энергосистемы.

Мы занимаемся развитием геотермальной энергетики в Кении и строительством небольшой гидроэлектростанции для сельских районов Уганды. В Непале мы оказываем помощь в реализации программы использования биогаза, который позволит отказаться от применения дров при приготовлении пищи в домохозяйствах и тем самым снизить уровень загрязнения воздуха в жилищах и объемы выбросов углерода.

Мы работаем над проблемой организации серийного производства топливных батарей в отдаленных районах Африки. В Индии, Кении и Марокко мы занимаемся проблемой использования солнечных батарей для получения электричества.

В Гвинее-Бисау Банк реализует проект по использованию скорлупы орехов кешью для производства электроэнергии – этот проект может стать прямой поддержкой отрасли, производящей эти орехи, за счет которой эта маленькая страна получает две трети своего ВВП.

В 1992 году на долю возобновляемых источников энергии приходилось всего 0,1 процента всего производства электроэнергии в Индии. Мы оказали поддержку этой стране, предоставив ей кредит на 108 млн. долл. США и получив от частного сектора еще 200 млн. долл. США на внедрение возобновляемых источников энергии и укрепление связанных с этим структур. К 2002 году доля возобновляемых источников энергии возросла в Индии до 3 процентов – и хотя это еще небольшой показатель, в течение всего десяти лет он вырос в тридцать раз.

В Бразилии мне представилась великолепная возможность посетить расположенную недалеко от Сан-Паулу фабрику по производству этанола из сахара. Этанол производится здесь в больших количествах, и производство является высокорентабельным. Поэтому не удивительно, что использование всевозможных видов биологического топлива занимает приоритетное место в программе деятельности президента Лулу.

Мне представляется, что в Африке тоже могут быть страны, сочетание в которых климатических условий, почв и воды делает вполне реальным производство биологического топлива. Я понимаю, что то, что успешно себя зарекомендовало в Бразилии, может и не сработать в других местах. Но эта та проблема, которую следует внимательно изучить, и точно также нуждается в изучении проблема барьеров на пути международной торговли этиловым спиртом.

Если смотреть шире, технологии второго поколения представляются весьма многообещающими, и мы планируем оказывать поддержку хорошо обоснованным программам НИОКР.
 
Третье направление деятельности Банка – это охрана лесов. Мы знаем, что примерно 20 процентов выбросов парниковых газов являются следствием плохой организации землепользования и, в первую очередь, истребления лесов. Это не только создает угрозу климату на планете, но и губит дикую природу и разрушает естественное богатство бедняков.
 
Совместно как с нашими официальными партнерами, так и с партнерами из числа негосударственных организаций мы создаем Экспериментальный механизм углеродного финансирования охраны лесов, который будет помогать странам в борьбе с обезлесением, получая для этого средства за счет углеродного финансирования.
 
Предлагаемый экспериментальный фонд заложит основы для создания в будущем масштабного углеродного рынка, он будет способствовать формированию потенциала стран в области использования будущего углеродного рынка и позволит опробовать механизм платежей в зависимости от эффективности деятельности по предотвращению обезлесения и улучшению качества управления природными ресурсами, в первую очередь, лесами.
 
Четвертое направление – это адаптация – здесь мы сотрудничаем с нашими странами-партнерами, чтобы помочь им адаптироваться к некоторым негативным последствиям изменения климата.

Для бедных стран это серьезная проблема. Развивающиеся страны и, особенно, беднейшие их жители зачастую в наибольшей степени страдают от изменений климата или природных катаклизмов, таких, как наводнения, засухи, аномальная жара и подъем уровня моря. Часто они в наименьшей степени готовы противостоять этим бедствиям. Если вы и без того стоите на самом краю, природные бедствия могут без труда столкнуть вас вниз.
 
Всемирный банк в числе первых занялся вопросами адаптации к климатическим рискам, начав работу по страхованию в Карибском регионе, в Латинской Америке и в Южной Азии. Как раз в прошлом месяце мы при поддержке со стороны многостороннего трастового фонда объявили о создании Механизма страхования от рисков стихийных бедствий в Карибском бассейне. Сегодня задача состоит в том, чтобы шире пропагандировать этот опыт, особенно в странах Африки южнее Сахары и в островных государствах Тихоокеанского региона.
 
Мы обсуждаем также с нашими партнерами способы обеспечить устойчивое развитие, способное противостоять изменчивости климата, так сказать, добиться «климатоустойчивости» наших инвестиций в развитие.

Мы во Всемирном банке сознаём, что необходимо переходить от слов к делу и в отношении нашей собственной операционной деятельности. Мы добились того, что центральное учреждение Группы организаций Всемирного банка стало «углеродно-нейтральным». Мы считаем также, что пришло время совместно с нашими партнерами в области развития разработать систему оценки наших проектов на предмет их «углеродоемкости».
 
Я с удовольствием отмечаю, что многие частные компании – и присутствующие на сегодняшней конференции, и другие – движутся в том же направлении.
 
Сегодня мы имеем дело с тем не вызывающим сомнений фактом, что потребление нами ископаемых видов топлива наносит серьезный ущерб окружающей среде, – и чем дальше мы будем откладывать принятие ответных мер, тем дороже обойдутся попытки исправить сложившуюся ситуацию. Действовать «по старинке» больше уже нельзя.
 
Мы имеем возможность встать на не допускающий негативных последствий для климата путь развития и обеспечить более здоровое и стабильное будущее для наших детей и внуков.
 
Если правительства, частный сектор и международные учреждения, занимающиеся проблемами развития, будут работать сообща, мы сможем претворить растущее в мире общее понимание проблем, связанных с изменением климата, в конкретные дела. Мы в состоянии финансировать инновации и находить решения.
 
И мы можем с большей уверенностью говорить о совсем другом будущем – будущем, в котором нам не придется выбирать между процветанием и здоровой окружающей средой, потому что и то, и другое будут нам доступны.
 
Мы в Группе организаций Всемирного банка стремимся внести свой вклад в процесс, который принесет двойную выгоду развивающимся странам и поможет защитить глобальную окружающую среду.
 
Спасибо.

Api
Api