Узнайте, как Группа Всемирного банка помогает странам бороться с COVID-19 (коронавирус).Узнать

Skip to Main Navigation
21 сентября 2020

Когда изменение климата – реальность. Помощь скотоводам Сахеля в построении устойчивого будущего

Пастбищное животноводство (тысячелетняя экологически устойчивая традиция) является источником средств к существованию более чем для 20 млн жителей Сахеля и оказывает многочисленные жизненно важные услуги обществу. Пастух из района Ниасанте Пампинабе (Сенегал). © Винсент Тремо, Всемирный банк

В одно февральское утро Каффиа Дьялло вышла из своей палатки в регионе Каффрин (Сенегал). Одна была счастлива: всего два дня назад у нее родился еще один внук. «Чудесный малыш», - сказала она, - «правда, хотелось бы, чтобы он весил чуть больше».

По традиции они будут ждать семь дней, прежде чем дадут ему имя. Каффиа оказала дочери помощь в родах и приняла ребенка в их палатке, окруженной стадами коров, овец и коз посреди сухих кустарников за много километров от ближайшего медицинского центра. Для Каффиа в этом не было ничего нового. Она сама выросла в семье полукочевых скотоводов, которые со сменой сезона перегоняют свои стада на новое место, как и 800 тысяч других скотоводов Сенегала и миллионы скотоводов на территории всего Сахельского региона.

Image
Каффиа Дьялло, которая живет в Подоре далеко на севере Сенегала, сопровождала свою беременную дочь, пока та перегоняла свои стада, и оказала ей помощь в родах, приняв новорожденного мальчика в их становье недалеко от Каффрина, почти в 300 км к югу от Подора. Фотография: © Элена Кейран, Всемирный банк

Поскольку условия на 75% территории Сахеля слишком засушливы для того, чтобы скотоводы вели оседлый образ жизни, они приспособились к этому, перегоняя свои стада в зависимости от наличия воды и пастбищ. «Наша семья всегда занималась отгонным животноводством, и я стала перегонять наши стада, когда мне исполнилось 15 лет», – объясняет Каффиа. – «Но теперь, когда я постарела, я остаюсь в деревне и забочусь о внуках. Этот год был исключением из-за беременности моей дочери».

Image
Каждый год с наступлением сухого сезона Каффиа и ее семья покидают Подор, отдаленный район на севере страны вблизи границы с Мавританией, и едут на повозке на юг в поисках пастбищ и воды для своих коров, коз и овец.  © Элена Тримболи-Кейран, Всемирный банк

Здесь изменение климата – реальность

Каждый год при первых признаках засухи, которые появляются в начале ноября, когда реки начинают мелеть, а площадь пастбищ сокращается, семья покидает Подор, район на севере страны вблизи границы с Мавританией, и едет на юг. Они путешествуют на повозке в поисках корма для собственного стада и тех гуртов, за которыми они ухаживают по поручению своих дядьев, кузенов и других фермеров из своей деревни, которые тоже выращивают скот.

«Когда наши животные съедают всю траву, мы едем на юг, иногда добираясь даже до границы с Гамбией», – говорит Каффиа. У нее усталые глаза, а кожа на лице высохла в результате многолетнего воздействия палящего солнца, ветра и пыли.

Группы скотоводов, состоящие из нескольких семей, нередко кочуют в течение многих месяцев. Когда в июне снова начинают выпадать дожди, они возвращаются на север. Однако, как сказала Каффиа, «в этом году нам пришлось покинуть дом в октябре, так как трава стала исчезать раньше».

Здесь изменение климата – это не мнение, а реальность. Дождливые сезоны становятся короче, а периоды засухи длиннее и иногда продолжаются до девяти месяцев. В 2010 году засуха была особенно тяжелой. Согласно оценкам, в Нигере от нее погибли более 4,8 млн голов скота (примерно 25% всего поголовья), что нанесло экономике страны ущерб, превышающий 700 млн долларов США.

Image
Инфографика. Поддержка пастбищного животноводства в Сахеле: совместные действия для решения общих задач

Шаткое равновесие

И хотя маршруты меняются в зависимости от наличия водных источников, пастбищ и ограничений, связанных с ростом нестабильности в этом регионе, скотоводы, как правило, выбирают одни и те же пути. В результате между местными фермерами и скотоводами возникают прочные связи.

«Каждый год мы устраиваем становья вблизи одних и тех же деревень, где продаем свою продукцию, покупаем еду и берем воду из коллективных колодцев. В случае необходимости мы идем к местному врачу или получаем помощь в уходе за скотом», – говорит Каффиа, у которой «около» 250 коз и овец и десяток коров. В Сахеле ни один пастух из суеверия никогда не скажет точно, сколько у него голов скота.

Image
Сами скотоводы живут со своими животными, а остальные члены семьи следуют за ними на повозках со всеми необходимыми припасами. Жены все чаще остаются в деревне с самыми младшими детьми, чтобы они могли ходить в школу. © Винсент Тремо, Всемирный банк

Роль полукочевых скотоводов обычно недооценивается. Обеспечив экологическую устойчивость своей деятельности раньше чем кто-либо другой – благодаря экстенсивным методам выращивания скота и мобильности стада – они оказывают множество жизненно важных услуг. Они помогают улучшить обширные территории непахотных земель и являются экономическими легкими этого региона. Кроме того, выпасая свои стада на полях после сбора урожая и тем самым удобряя почву, они способствуют повышению продуктивности сельского хозяйства, а продавая в пути молоко и скот, они укрепляют продовольственную безопасность.

При том, что такое сосуществование, в целом, гармонично и является частью беспроигрышного экологического цикла, оно также может быть источником напряженности. Воды становится все меньше, а фермеры расширяют посевные площади по мере роста населения, захватывая пастбищные угодья и коридоры отгонного животноводства.

«Пришлые скотоводы прибывают все раньше и раньше, еще до окончания сбора урожая, и иногда их скот уничтожает наши поля», – говорит Хамадж Барри, староста деревни, расположенной рядом со становьем семьи Каффиа.

Image
Перегоняя свои стада, скотоводы поят скот в коллективных водных источниках. В среднем, каждый из них имеет от 200 до 500 голов скота. Если учесть, что, в среднем, коза или овца потребляет за сутки 5 литров, корова – 25 литров, а верблюд – до 30 литров воды, то это может создать напряженность в отношениях с оседлым населением по поводу совместного использования водных ресурсов. © Винсент Тремо, Всемирный банк.

В последние годы ситуация осложнилась из-за продолжительных засух, роста нестабильности в ряде стран Сахельского региона и введения все бóльших ограничений на передвижение скота и скотоводов между государствами Западной Африки. Это стало серьезным ударом для традиционных способов содержания скота и привело к увеличению частоты и потенциальной тяжести конфликтов.

Image
Инфографика. Поддержка пастбищного животноводства в Сахеле: совместные действия для решения общих задач

PRAPS: проект в поддержку миллионов семей полукочевых скотоводов и фермеров, занимающихся пастбищным скотоводством 

Несмотря на возникшие проблемы, ситуация в деревне Хамаджа с некоторых пор остается спокойной. Скотоводы и жители деревни научились слушать друг друга и обсуждать вопросы, чтобы найти решения.

«Мы радушно встречаем скотоводов и показываем им, где они могут разбить свое становье», – говорит Хамадж, который также возглавляет комитет по диалогу, обеспечивающий социальное посредничество. – «Кроме того, мы рассказываем их об их правах и обязанностях».

Image
Кумпентум (Сенегал). Амаду Дьялло говорит со скотоводами и фермерами на консультационной встрече, организованной для того, чтобы начать диалог и добиться компромисса с целью поиска решений и сокращения числа конфликтов. © Винсент Тремо, Всемирный банк.

Такие комитеты дополняют другие меры, которые правительство Сенегала принимает с 2015 года в рамках проекта «Поддержка пастбищного животноводства в регионе Сахеля» (PRAPS). Целью PRAPS, осуществляемого в шести странах Сахеля – Буркина-Фасо, Чаде, Мали, Мавритании, Нигере и Сенегале – является защита систем пастбищного животноводства за счет совершенствования управления ресурсами и охраны здоровья животных. Проект призван облегчить доступ к рынкам, диверсифицировать источники доходов семей полукочевых скотоводов и урегулировать конфликты. Проект финансируется за счет средств Всемирного банка, который выделил на его реализацию 248 млн долларов США через Международную ассоциацию развития (МАР), а координатором проекта является Постоянный межгосударственный комитет по борьбе с засухами в Сахеле (CILSS).


"В Сахеле Всемирный банк стремится к достижению двух главных целей: мобилизация финансовых ресурсов для защиты хрупкой окружающей среды и оказание помощи странам в улучшении условий жизни населения, особенно полукочевых скотоводов, которые являются важными элементами социально-экономического развития и стабильности в этом регионе."
Image
Усман Дьягана
Вице-президент Всемирного банка по региону Западной и Центральной Африки

В каждой из этих стран благодаря PRAPS были разработаны правила управления территориями, которые используются, в основном, для ведения пастбищного животноводства. Это включает создание жизненно важных объектов инфраструктуры вокруг водных источников, таких, как зоны размещения скотоводов, пастбища для скота, пункты вакцинации, рынки скота, кормохранилища и магазины, где работают только женщины. Вся система и различные сельские комитеты, отвечающие за управление этой инфраструктурой, находятся под контролем председателя.

«Больше всего нашу жизнь изменило обучение борьбе с кустарниковыми пожарами, организованное сотрудниками водной и лесохозяйственной служб», – говорит Хамадж. – «Переданные нам знания останутся с нами навсегда».

Повышение сопротивляемости внешним воздействиям и улучшение условий жизни полукочевых скотоводов

«В 2015 году, когда началась реализация PRAPS, конфликтов было довольно много», – говорит Мати Ба Дьяо, региональный координатор проектов CILSS. – «Этот проект повысил способность семей полукочевых скотоводов сопротивляться внешним воздействиям, предоставив им возможность рассказывать о своих нуждах, обеспечив их важнейшими услугами и объектами инфраструктуры и вооружив их инструментами и знаниями, необходимыми для самостоятельного и устойчивого управления пастбищными угодьями».

В период с 2015 по 2020 годы благодаря PRAPS было налажено и усовершенствовано управление более чем 5 млн га пастбищных угодий, 181 водным источником и 66 рынками скота; наряду с этим были разграничены 1414 км отгонных коридоров. Кроме того, 20 700 человек, среди которых женщины составляют 88%, получили в рамках проекта поддержку своей хозяйственной деятельности.

Image
Инфографика. Поддержка пастбищного животноводства в Сахеле: совместные действия для решения общих задач

«В Сахеле Всемирный банк стремится к достижению двух главных целей: мобилизация финансовых ресурсов для защиты хрупкой окружающей среды и оказание помощи странам в улучшении условий жизни населения, особенно полукочевых скотоводов, которые являются важными элементами социально-экономического развития и стабильности в этом регионе», – сказал Усман Дьягана, Вице-президент Всемирного банка по региону Западной и Центральной Африки. – «PRAPS – это пример успешного сотрудничества. Нужно было задействовать всех – от деревенских старост до высокопоставленных министров –  чтобы создать грандиозную логистическую систему, охватывающую разные страны».

Обеспечение устойчивости достижений и преодоление трудностей, связанных с коронавирусной инфекцией COVID-19

Работа еще не закончена, а пандемия COVID-19 ставит под угрозу с трудом завоеванное равновесие. Закрытие государственных границ означает, что стада не смогли вернуться домой, и это создает серьезные риски для здоровья животных, огромное количество которых скопилось в приграничных районах. Перевыпас скота также увеличивает риск возникновения конфликтов между фермерами и скотоводами в начале сельскохозяйственного сезона. Кроме того, ограничение возможности передвижения привело к резкому росту цен на скот в городах, а отмена еженедельной рыночной торговли сделало источники средств к существованию скотоводов еще менее устойчивыми.

Партнеры по проекту PRAPS приняли меры для учреждения инициатив по мониторингу, укрепления существующих систем раннего оповещения и осуществления адресных ответных действий в поддержку тех, кто работает в агропастбищном секторе. Путь уже намечен, и Всемирный банк взял на себя обязательство предоставить проекту PRAPS дополнительное финансирование, чтобы закрепить достигнутое и добиться устойчивого повышения сопротивляемости внешним воздействиям миллионов семей скотоводов в регионе Сахеля.

Интерактивная карта

*Чтобы узнать больше об устойчивости в Сахеле, щелкните по пиктограммам