ТЕМАТИЧЕСКАЯ СТАТЬЯ

Мрачная тень сирийского кризиса нависла над беженцами и соседними странами

23 января 2014


The nearly three million Syrians seeking refuge in neighboring countries struggle to meet their needs and confront rising social tensions.

World Bank Group

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ
  • Сирийцам, оказавшимся в зонах военного конфликта, приходится делать непростой выбор: оставаться на родине, - а это чрезвычайно опасно, - или бежать из страны, не зная, что ждет их в будущем.
  • Почти 3 млн. сирийцев бежали в соседние страны, что привело к огромной нагрузке на коммунальные и социальные службы этих стран и к обострению социальной напряженности.
  • Группа Всемирного банка оказывает экстренную помощь в расширении возможностей социальных служб в Иордании, по просьбе Ливана Группа выполнила комплексную оценку влияния сирийского кризиса.

АБДЕХ, Ливан. В конце прошлого года Али Мохамад Абдалла и его жена Абир, забаррикадировавшись в своем доме в городе Алеппо на севере Сирии, пытались решить, что же делать: остаться на родине и подвергнуться опасности попасть под перекрестный обстрел или  уехать, несмотря на то, что Абир была на девятом месяце беременности?

Они решили покинуть Сирию.

"Боевые действия велись совсем близко, если бы мы остались, мы могли бы погибнуть; бомбы попали во второй этаж дома, в котором мы жили", рассказывает 22-летний сириец Абдалла; теперь он живет в палатке в стихийном лагере для сирийских беженцев, расположенном на узком участке земли на берегу Средиземного моря в пригороде Абдеха. "А так у нас появился шанс выжить, хотя все это очень тяжело для Абир".

Абир (ей 21 год) лежит рядом с мужем.  Между ними спит грудной ребенок, он родился всего два дня назад и еще не имеет гражданства.

Решение этой семьи, к сожалению, - далеко не единичный случай. За последние два года из-за войны в Сирии почти 3 млн. человек были вынуждены покинуть родные места, зачастую в чрезвычайно опасных условиях, и переселиться в соседние страны; огромный поток беженцев хлынул, главным образом, в Ливан, Иорданию и Турцию. Внутри самой Сирии, по некоторым оценкам, около 3,5 млн. вынужденных переселенцев.   

На мировой арене возможные меры реагирования на кризис в Сирии обсуждаются в столицах многих стран, расположенных за сотни миль: на прошлой неделе в Эль-Кувейте представители организаций-доноров обсуждали пути преодоления гуманитарного кризиса; на текущей неделе в Женеве мировые державы пытаются выработать мирное решение.    

Тем временем потоки беженцев из Сирии не иссякают, больше всего людей направляются в Ливан. Только в одном лагере приема беженцев, который открыт УВКБ ООН в ливанском городе Триполи в 15 км к югу от Абдеха, ежедневно регистрируют по 1000 беженцев из Сирии, а очередь на регистрацию расписана на 3 недели вперед. Это один из пяти регистрационных пунктов УВКБ ООН в стране.  

Перед властями стран, граничащих с Сирией, встает вопрос: сколько времени так может продолжаться пока это не приведет к социальным протестам и существенному ухудшению в оказании услуг местному населению?

И чем может помочь международное сообщество?  

Только в Ливане в настоящее время находятся приблизительно 1,2 млн. граждан Сирии, – это составляет более четверти населения самой страны. Например, в отношении США данная пропорция означала бы, что в страну в течение 18 месяцев переселились 70 млн. человек (две Канады).   

Осенью прошлого года Группа организаций Всемирного банка по просьбе правительства Ливана выполнила оценку социально-экономического воздействия этого кризиса; по итогам исследования прогнозируется, что к концу нынешнего года общее число беженцев из Сирии может достичь 1,6 млн. человек, а это 37% всего населения Ливана.  

В отчете, составленном совместно с представителями организаций-партнеров по деятельности в целях развития, в том числе учреждений ООН, Европейского Союза и Международного валютного фонда, отмечается, что потребности в государственных услугах стремительно увеличиваются вместе с ростом населения.  По оценке авторов документа, это увеличение потребностей в услугах может привести к росту государственных расходов за 2012-2014 гг. на 1,1 млрд. долл. США. В то же время  из-за нарушения торговли, сокращения объемов предпринимательской деятельности и снижения доверия потребителей доходы государственного бюджета могут сократиться на 1,5 млрд. долл. США.


Image

Али Мохамад Абдалла и его жена Абир

Фото Мохамада Азакира

" Я благодарю Господа за то, что мы перебрались сюда. "

Для Иордании Группой Всемирного банка в экстренном порядке одобрены два проекта, призванных оказать помощь в расширении возможностей страны по оказанию услуг гражданам Иордании в связи с возникшей дополнительной нагрузкой:

  • выделено 150 млн. долл. США на оказание экстренной поддержки системе медицинского обслуживания, а также помощи домохозяйствам в условиях роста цен на продовольствие и жилье;
  • кроме того, выделены субсидии в размере 50 млн. долл. США в распоряжение местных органов власти на усиление возможностей по оказание услуг населению.   

В Иордании, к югу от границы с Сирией, расположен город Мафрак, население которого из-за наплыва беженцев стремительно увеличилось: в 2011 г. оно составляло 80 тыс. жителей, в настоящее время – более 200 тысяч. Мэр города Ахмад Хавамда сообщил, что выделенные средства будут направлены на аренду и последующее приобретение тракторов-уплотнителей твердых бытовых отходов.  Он отметил, что из 11 принадлежащих городу уплотнителей ТБО работают только 3, и они не справляются с уборкой мусора.

«Ситуация очень тяжелая», говорит Ахмад Хавамда. «Я – мэр города, и меня больше всего беспокоят санитарные условия проживания населения. Мы боимся возможных вспышек заболеваний».

И в Иордании, и в Ливане представители органов власти и местные жители отмечают рост напряженности в отношениях между сирийскими беженцами и местным населением: школы переполнены, беженцы конкурируют с местными жителями за рабочие места, резко возросла нагрузка на коммунальные службы – системы энергоснабжения, водоснабжения, канализации.  В то же время отмечаются многочисленные примеры великодушия и щедрости ливанцев и иорданцев по отношению к сирийским беженцам. Все понимают, что этим люди очень тяжело.  

31-летнюю жительницу Сирии Алаа Баргут, мать двоих детей, мы встретили в пригороде Мафрака, где представители общества Красного Полумесяца Иордании раздавали беженцам бесплатные одеяла. Она сказала нам, что иорданцы относятся к ним с большим сочувствием. «Наши народы связывают родственные узы», говорит она.

Но несмотря на помощь, рассказывает Баргут, им приходится нелегко. В Сирии ее муж работал бухгалтером, а здесь он не имеет возможности искать работу: это противозаконно. Поэтому всем членам семьи приходится зарабатывать, в том числе и двум детям, 7 и 6 лет.  

«Они собирают металлолом», говорит она, прижав ладонь к губам, чтобы унять дрожь. И пошла прочь, чтобы мы не видели ее слез.

В Ливане в центре УВКБ ООН по регистрации беженцев в г. Триполи Ум Али, мать десятерых детей, рассказала, что ее семья уехала из одной тяжелой ситуации и попала в другую, но она все равно рада, что все они добрались до Ливана. «Это просто чудо, что нам удалось выбраться из Алеппо; там столько горя, это просто невозможно».

Одна из ее дочерей, Батуль (ей 22 года) рассказала, что не так давно поехала подавать документы для поступления в университет, «и вдруг на улице начался бой… Боевые действия были очень интенсивными, и я уже ни на что не надеялась. С большими трудностями вернулась домой. Слава богу, добралась. В тот же день отец сказал, что я могу забыть про дальнейшую учебу».  

Но при этом она добавила, что надеется вернуться в Алеппо, и «что все будет как прежде».

Не многие беженцы испытывают такие надежды, большинство говорят, что все силы уходят на преодоление трудностей, с которыми они столкнулись в Ливане.  Али Мохаммад Абдалла и его жена Абир, у которых только что родился ребенок, не могут зарегистрироваться в качестве беженцев, так как, покидая Алеппо, не взяли собой документы, удостоверяющие их личности. Пока им даже не удалось сообщить родителям о рождении ребенка. Все их родственники разъехались – кто по разным районам Сирии, кто в Турцию.

Но одно им сделать удалось, хотя это секрет. Они дали имя своему сыну.

«Его зовут Ахмад», сказал Абдалла, обратив взор на спящего ребенка. « Я благодарю Господа за то, что мы перебрались сюда».


МУЛЬТИМЕДИА
More videos on Syrian refugees »

Api
Api