МНЕНИЕ 18 июня 2018

Дефицит человеческого капитала

Заботясь о росте экономики, правительства предпочитают вкладывать средства в реальный капитал – новые дороги, красивые мосты, сияющие аэропорты и прочую инфраструктуру. Инвестиции в человеческий капитал, определяемый как здоровье, знания, навыки, опыт и привычки людей, обычно интересуют их гораздо меньше. Это неправильно, поскольку пренебрежение инвестициями в человеческий капитал может резко ослабить конкурентоспособность страны в быстро меняющемся мире – мире, в котором для обеспечения устойчивого экономического роста странам требуется все больше специалистов высокой квалификации.

За время существования Группы Всемирного банка наши специалисты по проблемам развития досконально изучили, какие факторы обеспечивают рост экономики, что помогает людям преодолевать бедность и каким образом страны могут инвестировать в свое благосостояние. В 2003 году Банк опубликовал свой первый ежегодный доклад «Ведение бизнеса», в котором страны были ранжированы по всем показателям – от налоговой нагрузки до обеспечения исполнения контрактов. Эти выводы было сложно проигнорировать: главы государств и министры финансов столкнулись с возможностью сокращения прямых иностранных инвестиций, поскольку компании предпочитают вкладывать средства в страны с более благоприятным деловым климатом. За 15 прошедших с тех пор лет доклад «Ведение бизнеса» послужил импульсом к проведению более чем 3180 реформ в сфере нормативно-правового регулирования.

Теперь мы используем аналогичный подход для мобилизации инвестиций в людей. Сотрудники Группы Всемирного банка разрабатывают новый индекс, позволяющий оценить вклад человеческого капитала в обеспечение производительности следующего поколения трудящихся. Этот индекс будет представлен в ходе Ежегодных совещаний Группы Всемирного банка на Бали в октябре этого года; он будет оценивать состояние здоровья, которое родившийся сегодня ребенок будет иметь к восемнадцатилетнему возрасту, а также количественные и качественные показатели образования, которое он сможет получить к этому моменту.

Ученым немало известно о разнообразных выгодах повышения качества человеческого капитала. Однако их знания не трансформировались в обращенный к развивающимся странам убедительный призыв к действиям. Одно из препятствий – это нехватка убедительных данных, которые наглядно демонстрировали бы выгодность инвестиций в человеческий капитал не только министрам здравоохранения и образования, но и главам государств, министрам финансов и другим влиятельным должностным лицам в разных странах мира. Именно поэтому индекс человеческого капитала, рассчитанный для разных стран, может стимулировать рост объема – и эффективности – инвестиций в людей.

В последние тридцать лет разница в ожидаемой продолжительности жизни в богатых и бедных странах стала постепенно сокращаться. Многократно расширился охват школьным образованием. Однако решены далеко не все проблемы: почти четверть детей в возрасте до пяти лет страдает от недоедания, более 260 миллионов детей и подростков не посещают школу, а 60 процентов учеников начальных школ в развивающихся странах по-прежнему не достигают минимального уровня обученности. Слишком во многих странах правительства не осуществляют инвестиций в свое население.

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ

Существует несколько разных способов определения ценности человеческого капитала. Экономисты традиционно делали это, измеряя, насколько величина заработка человека зависит от продолжительности его обучения в школе. Исследования показали, что каждый дополнительный год обучения повышает доход человека, в среднем, на десять процентов. При этом важно и качество образования. Так, например, в Соединенных Штатах замена низкоквалифицированного учителя в классе начальной школы на учителя со средним уровнем квалификации увеличивает совокупный доход учащихся этого класса на протяжении их жизни на 250 000 долл. США.

Однако когнитивные способности – это не единственный значимый показатель человеческого капитала. Социально-эмоциональные навыки, например, настойчивость и добросовестность, также часто дают не меньшую экономическую отдачу. Здоровье тоже важно: производительность здоровых людей, как правило, выше. Посмотрите, что происходит, когда дети больше не страдают от паразитов. Исследование, проведенное в 2015 году в Кении, показало, что прием детьми глистогонных лекарств сокращает показатели пропуска уроков и повышает уровень заработной платы во взрослом возрасте не менее чем на 20 процентов – таблетка, расходы на производство и доставку которой составляют всего 30 центов, оборачивается благом на протяжении всей жизни.

Различные аспекты человеческого капитала дополняют друг друга с самых ранних этапов жизни человека. Правильное питание и стимуляция во время внутриутробного развития и в младенчестве повышают показатели физического и умственного развития в дальнейшей жизни. Хотя некоторые задержки с формированием когнитивных и социально-эмоциональных навыков, имеющие место в раннем возрасте, со временем могут быть восполнены, решение этой задачи в подростковом возрасте обходится дороже. Поэтому не удивительно, что вложения в человеческий капитал на протяжении первой тысячи дней жизни ребенка относятся к числу наиболее экономически эффективных инвестиций, которые могут осуществить правительства.

Как все это соотносится с экономическим ростом? Прежде всего, если рассматривать в совокупности те выгоды, которые приносят отдельные инвестиции в человеческий капитал, общий результат оказывается выше, чем сумма слагаемых. Давайте вновь вернемся к этим кенийским школьникам: дегельминтизация одного ребенка также снижает вероятность заражения паразитами других детей, что, в свою очередь, дает этим детям шанс получить более качественное образование и более высокую заработную плату. Эффект некоторых благ, которые обеспечивает повышение качества человеческого капитала, может проявляться не только в отношении поколения, в которое производились инвестиции: так, например, разъяснение матерям важности дородового патронажа улучшает состояние здоровья их детей в младенчестве.

Отдельные инвестиции в человеческий капитал дополняют друг друга: по мнению специалистов по экономике развития, человеческий капитал сам по себе обуславливает от 10 до 30 процентов различий между странами в уровне дохода на душу населения. Этот положительный эффект сохраняется и с течением времени. В середине девятнадцатого века в штате Сан Паулу в Бразилии образованных иммигрантов из Европы направляли на жительство в определенные населенные пункты. Спустя более чем 100 лет в этих населенных пунктах зафиксирован более высокий уровень образования жителей, здесь больше доля работающих в промышленности, нежели в сельском хозяйстве, и выше доход на душу населения.

Особенно весомую отдачу дает образование, и поэтому оно играет важную роль в сокращении бедности. Об этой взаимосвязи свидетельствует успешный опыт Ганы: на протяжении 1990-х годов и в начале нынешнего столетия страна удвоила свои расходы на образование и резко повысила показатели охвата детей начальным образованием. В итоге уровень грамотности за период с начала 1990-х годов до 2012 года вырос на 64 процентных пункта, что является потрясающим результатом, а уровень бедности снизился с 61 процента до 13 процентов.

Инвестиции в образование могут также снижать показатели неравенства. В большинстве стран дети более состоятельных родителей уже в первые годы жизни имеют больше возможностей, что дает им преимущества в течение всей дальнейшей жизни, тогда как дети в менее обеспеченных семьях таких возможностей не получают. Там, где государства принимают меры к решению этой проблемы, показатели экономического неравенства, как правило, снижаются. В одном из исследований, опубликованных в этом году, на материалах эксперимента, проведенного в Северной Каролине, было показано, что, если бы в Соединенных Штатах повсеместно осуществлялись программы раннего развития детей, показатель неравенства по доходам в США снизился бы на семь процентов, что позволило бы стране практически сравняться по уровню равенства с Канадой.

Социальные выгоды от инвестиций в человеческий капитал еще более значимы. Чем дольше человек учится в школе, тем меньше вероятность того, что он совершит преступление. Такой же эффект дают программы совершенствования некогнитивных навыков. В рамках исследования, проводившегося в 2017 году в Либерии, для наркоторговцев, воров и других лиц с криминальными наклонностями проводились занятия по когнитивно-поведенческой терапии, целью которых было формирование таких навыков, как умение понимать эмоции, совершенствование самоконтроля и умение разбираться в сложных ситуациях. Осуществление этой программы в сочетании с предоставлением небольшого денежного пособия существенно снизило вероятность возвращения этих людей на путь преступлений.

Человеческий капитал связан и с участием в общественной жизни. В середине 1970-х годов в Нигерии было введено всеобщее начальное образование, и обучение в начальных школах прошло большое число детей, которые в противном случае туда никогда бы не попали. Спустя годы эти же люди чаще внимательно следили за новостями, вели беседы о политике, ходили на общинные собрания и участвовали в выборах.

Кроме того, инвестиции в человеческий капитал повышают доверие. Более образованные люди больше доверяют друг другу, а в обществе с более высоким уровнем доверия показатели экономического роста, как правило, выше. В таком обществе выше и уровень толерантности: в середине двадцатого века в странах Европы прошла мощная волна реформ, направленных на внедрение обязательного школьного обучения, которая, по данным исследований, сформировала у людей более благожелательное отношение к иммигрантам, чем это было ранее.

ВИДИМАЯ РУКА

Человеческий капитал сам по себе не появляется; его должно взрастить государство. Отчасти это связано с тем, что отдельный человек часто не задумывается о том, каким благом инвестиции в одних людей могут обернуться для других. Так, например, решая, стоит ли давать детям противоглистное лекарство, родители принимают во внимание возможное улучшение состояния здоровья своих детей, но редко думают о том, что лечение снизит и риск заражения других детей. Думая о том, имеет ли смысл заплатить за детский сад для ребенка, родители могут и не учитывать более широкие социальные выгоды такого поступка, например, снижение показателей преступности и лишения свободы. Кумулятивные последствия здесь значительны: проведенный в 2010 году анализ программы дошкольного обучения, разработанной в штате Мичиган в 1960-е годы, показал, что каждый потраченный доллар приносил обществу доход в размере от 7 до 12 долларов.

Иногда инвестировать в детей родителям мешают социальные нормы. Хотя хорошо известно, что родители предпочитают сыновей дочерям, последствия дискриминации могут потрясти воображение. По оценкам правительства Индии, в стране не менее 21 миллиона «нежеланных девочек» – дочерей, родители которых мечтали о сыновьях. Родители вкладывают в таких девочек, в их здоровье и образование, гораздо меньше средств. В других случаях семьи и хотели бы инвестировать в человеческий капитал своих детей, но просто не могут себе этого позволить. Бедные родители талантливых детей не могут получить заем под залог будущих заработков ребенка, чтобы оплатить его обучение в школе сегодня. Даже там, где образование бесплатное, родители все равно вынуждены платить за проезд и за школьные принадлежности, не говоря уж о стоимости упущенных возможностей, поскольку ребенок, который ходит в школу, не может работать и приносить семье дополнительный доход.

Несмотря на то, что инвестиции в человеческий капитал имеют жизненно важное значение для правительств, часто таким инвестициям препятствуют соображения политического порядка. Иногда политики не мотивированы оказывать поддержку мерам, которые принесут отдачу лишь десятилетия спустя. Например, в отсутствие пандемий они обычно пренебрегают здравоохранением – и им это сходит с рук. Меры по финансированию программ охраны здоровья за счет повышения налогов или сокращения более заметных расходов, например, на инфраструктуру или государственные дотации, популярностью пользуются редко. В 2012 году правительство Нигерии столкнулось с сильным сопротивлением после того, как оно отменило в стране дотации на топливо, увеличив за счет этого расходы на охрану материнского и детского здоровья. Средства массовой информации сосредоточили внимание на непопулярной отмене дотаций и почти не освещали вопрос о крайне необходимом расширении масштабов первичной медицинской помощи. После массовых общественных протестов дотации были восстановлены. В некоторых странах подобное противодействие частично объясняется слабостью общественного договора: граждане не доверяют своему правительству и поэтому не хотят платить налоги, опасаясь, что эти деньги будут растрачены впустую.

Не менее сложной является и проблема осуществления. Очень много детей в мире не умеют читать, поскольку их учителя не получили необходимой профессиональной подготовки. Инициатива «Показатели предоставления услуг», разработанная Всемирным банком в партнерстве с Африканским консорциумом экономических исследований и направленная на сбор данных по странам Африки к югу от Сахары, показала всю глубину этой проблемы. В семи странах, где проводилось исследование – Кении, Мозамбике, Нигерии, Сенегале, Танзании, Того и Уганде, – лишь 66 процентов учителей четвертых классов знали учебный материал по предмету «родной язык», который они должны были преподавать, и только 68 процентов обладали минимальными знаниями, необходимыми для преподавания математики. Что касается здравоохранения, то специалисты-медики в этих странах могли правильно диагностировать такие распространенные заболевания, как малярия, диарея, пневмония, туберкулез и диабет, лишь в 53 процентах случаев. Осуществление представляет собой сложную задачу и там, где у людей, занимающихся оказанием тех или иных услуг, нет мотивации к добросовестному выполнению своей работы. В тех же самых семи странах учителя уделяли преподаванию, в среднем, в два раза меньше времени, чем должны были. Зачастую проблема заключается в том, что государственные служащие работают в условиях политизированных бюрократических систем, когда продвижение по служебной лестнице определяется связями, а не качеством работы.

Человеческий капитал не появляется сам по себе; его должно взрастить государство.

Но мы знаем и истории успеха. Там, где мотивы, побуждающие к действиям правительства, местные органы власти и поставщиков услуг, находятся в гармонии, страны добиваются огромных успехов в повышении качества человеческого капитала. Так обстояли дела с Планом "Родиться" – программой охвата медицинским страхованием прежде не обеспеченных им семей, к осуществлению которой Аргентина приступила в 2004 году при поддержке Группы Всемирного банка. В рамках этого плана провинции получали финансирование на основании показателей масштаба и качества услуг по охране здоровья матери и ребенка, и этот подход стимулировал провинции вкладывать средства в улучшение медицинского обслуживания. Благодаря Плану «Родиться» вероятность рождения детей с низким весом у его бенефициаров снизилась на 19 процентов.

Жители развивающихся стран все чаще требуют улучшить качество медицинской помощи и образования. Так, например, в Перу благодаря замечательной кампании, организованной группами гражданского общества, в 2006 году, когда проводились выборы, вопрос об отставании в росте у детей занял прочное место в политической повестке дня. В ответ политики определили четкую задачу – снизить за пять лет показатель отставания в росте на пять процентных пунктов. Стране удалось решить эту амбициозную задачу досрочно: за период с 2008 по 2016 год показатель отставания в росте у детей в возрасте до пяти лет снизился на примерно 15 процентных пунктов. Это доказало, что изменения возможны.

ПОТЕНЦИАЛ ИЗМЕРЕНИЙ

Там, где политики и чиновники не предоставляют необходимых услуг, больше всего страдают малоимущие. Однако есть способ предоставить людям возможность требовать предоставления тех услуг, которые им причитаются, и этот способ – транспарентность. Расширение доступа к информации позволяет людям узнать, что их руководители и государственные служащие делают и чего они не делают. Например, в Уганде в 2005 году исследователи, работавшие с общинными организациями, опубликовали ведомости, в которых деятельность местных учреждений здравоохранения была оценена в баллах, и это побудило общины требовать повышения качества этих услуг. Эта простая стратегия обеспечила устойчивое повышение показателей состояния здоровья, в том числе снижение смертности детей в возрасте до пяти лет. Аналогичным образом, после того как в 2001 году в Германии обескураженная общественность узнала о неутешительных результатах, показанных школьниками страны в первой Международной программе по оценке образовательных достижений учащихся (PISA) – это событие получило известность как «PISA-шок», – правительство провело масштабные реформы в сфере образования, благодаря которым качество обучения повысилось.

Оценки учебных достижений учащихся сыграли важную роль и в Танзании. В 2011 году неправительственная организация «Твавеза» при поддержке Группы Всемирного банка опубликовала результаты обследования, в котором оценивались базовые навыки грамотности и счета у детей. Эти результаты оказались удручающими: лишь трое из каждых десяти учеников третьего класса владели навыками счета по программе второго класса, и еще меньше могли прочитать по-английски рассказ из учебника для второго класса. Примерно в то же время были обнародованы и данные обследований в рамках подготовки Показателей предоставления услуг, и эти данные показали, что учителя обладают низкой компетенцией и часто отсутствуют на своих рабочих местах. Последовавший за этим взрыв общественного возмущения привел к разработке в Танзании инициативы «Отличные результаты – сегодня», в рамках которой правительство пытается решить проблемы низкого уровня знаний.

Эти примеры показывают, что там, где добросовестный анализ уровня развития человеческого капитала становится достоянием общественности, это может послужить толчком к действиям. Именно этой логикой и руководствуется Группа Всемирного банка, разрабатывая показатели, которые позволят отразить ключевые элементы человеческого капитала. В странах, где инвестиции в человеческий капитал неэффективны, эти измерения могут послужить призывом к действиям. В центре нашего внимания находятся вопросы здравоохранения и образования, и мы проводим анализ базовых данных. Смогут ли дети, рожденные сегодня, прожить достаточно долго для того, чтобы пойти в школу? Если они выживут, то поступят ли в школу? Сколько лет они будут учиться и насколько много знаний получат? Будут ли они по окончании средней школы достаточно здоровы и готовы к дальнейшей учебе и работе?

Во многих развивающихся странах еще очень многое предстоит сделать для охраны здоровья молодежи. В Бенине, Буркина-Фасо и Кот-д’Ивуаре десять процентов рожденных сегодня детей не доживут до своего пятого дня рождения. В Южной Азии вследствие хронического недоедания более трети детей в возрасте до пяти лет имеет недостаточный для своего возраста вес, что пагубно сказывается на развитии мозга и существенно снижает их обучаемость.

Вызывает озабоченность и состояние образования. Чтобы лучше понять, ведет ли посещение школы к получению знаний, Группа Всемирного банка в партнерстве с Институтом статистики ЮНЕСКО разработала новую комплексную базу данных о результатах тестов, отражающих учебные достижения учащихся. Мы привели в единую систему результаты нескольких крупнейших программ тестирования, проводимых более чем в 150 странах, чтобы в результате все они были сопоставимы с результатами обследования PISA. Эта база данных выявляет глубочайшие разрывы в качестве обучения: менее половины учащихся в развивающихся странах показывают то, что в обследовании PISA названо «минимальным уровнем владения навыками», набирая, в общей сложности, 400 баллов, тогда как в развитых странах этого уровня достигают 86 процентов учащихся. В Сингапуре международного контрольного показателя владения базовыми навыками достигли 98 процентов учащихся средних школ, тогда как в Южной Африке это сумели сделать только 26 процентов учащихся. Иными словами, почти все учащиеся средних школ в Сингапуре обладают навыками, достаточными для трудовой деятельности, а почти три четверти молодых людей в Южной Африке не владеют функциональной грамотностью. Это – поразительно расточительное отношение к человеческому потенциалу.

Министры финансов обычно больше беспокоятся о размере долговых обязательств своих стран, нежели о размере их человеческого капитала.

Детей, заканчивающих школу, ждет, с точки зрения состояния их здоровья, очень разное будущее – оно зависит от того, в каких странах они живут. Наглядный показатель этого – уровень выживаемости взрослых: в самых богатых странах до своего 60-го дня рождения не доживут менее пяти процентов 15-летних молодых людей. Однако в самых бедных странах 40 процентов 15-летних умрут, не дожив до своего 60-летия.

Эти отдельные точечные данные дают представление об огромных различиях между странами в уровне здравоохранения и образования. Чтобы собрать эти различные аспекты человеческого капитала в единое целое, мы – Группа Всемирного банка – объединяем их в сводный индекс, позволяющий оценить последствия недостаточных инвестиций в человеческий капитал с точки зрения снижения производительности следующего поколения работающих. Как явствует из проведенного нами анализа, в странах с самыми низкими на сегодняшний день инвестициями в человеческий капитал в будущем производительность работающих будет на треть или даже наполовину ниже, чем она могла бы быть, если бы люди были совершенно здоровы и получали полное и качественное образование.

Подобный способ измерения экономических выгод от инвестиций в человеческий капитал не умаляет социальной значимости и самоценности хорошего здоровья и образования. Он, скорее, привлекает внимание к тому, какими экономическими издержками может обернуться их отсутствие. Министры финансов обычно больше беспокоятся о размере долговых обязательств своих стран, нежели о размере их человеческого капитала. Показывая, какое благотворное воздействие инвестиции в человеческий капитал оказывают на производительность работников, Группа Всемирного банка может побудить разработчиков политики беспокоиться о происходящем в их школах и больницах не меньше, чем о состоянии их счета текущих операций.

Более того, дополнять этот индекс будет рейтинг, призванный послужить призывом к действиям для стран с низким уровнем инвестиций. Работая над докладом «Ведение бизнеса», мы поняли, что даже самые всеохватывающие измерения не обязательно становятся толчком к проведению реформ. Рейтинг позволяет поставить глав государств и министров финансов лицом к лицу с проблемой, поскольку представленные в нем данные сложно игнорировать.

Сопоставление стран друг с другом – это только первый шаг. Если правительства хотят понять, какие именно инвестиции в человеческий капитал принесут плоды, им необходимо иметь возможность измерять различные факторы, содействующие формированию человеческого капитала. Более качественные измерения – это общественное благо, и, подобно другим общественным благам, они страдают от хронического недофинансирования. Группа Всемирного банка может внести реальный вклад в решение этой проблемы – она может помочь с гармонизацией измерений, проводимых различными партнерами, работающими в сфере развития, собрать больше данных лучшего качества, дать разработчикам политики рекомендации относительно их использования, оказать техническое содействие и помочь с разработкой мероприятий, которые дадут реальную отдачу.

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ В ДВАДЦАТЬ ПЕРВОМ ВЕКЕ

Человеческий капитал важен – для людей, стран, общества и стабильности в мире. Его важность сохраняется на протяжении жизни многих поколений. Если страны не обеспечивают производительных инвестиций в человеческий капитал, это оборачивается огромными издержками, особенно для самых бедных. Вследствие этих издержек следующие поколения оказываются в крайне невыгодном положении. В ситуации, когда технический прогресс ставит во главу угла более высокий уровень навыков, неспособность стран заложить основы, обеспечивающие людям производительную жизнь, не только обернется высокими издержками, но и, по всей вероятности, усугубит неравенство. Кроме того, это создаст угрозу для безопасности, поскольку неосуществившиеся надежды могут стать причиной беспорядков.

Более качественная информация – это часть решения задачи, но только одна часть. Прежде всего, правительству сложно предоставлять качественные услуги, если ему не хватает денег. Поэтому странам, которые хронически не обеспечивают достаточных инвестиций в человеческий капитал, придется закрывать налоговые лазейки и отменять льготы, улучшать сбор доходов и отказываться от плохо продуманных субсидий. Например, Египет и Индонезия в последние годы резко сократили свои субсидии на оплату электроэнергии и направили эти средства в системы социального обеспечения и здравоохранения. Увеличение доходов идет рука об руку с улучшением показателей состояния здоровья. В период с 2012 по 2016 год поступления от налогов на табак позволили Филиппинам увеличить в три раза бюджет министерства здравоохранения и долю жителей страны, имеющих полис медицинского страхования. В Соединенных Штатах такие города, как Филадельфия, намереваются направить доходы от «акциза на газировку» на финансирование дошкольного обучения.

Вместе с тем, недостаточно только увеличивать финансирование. Некоторым странам придется принимать меры для повышения эффективности своих социальных служб, обеспечивая одновременно с этим их качество. Так, например, исследование, проведенное недавно Группой Всемирного банка в Бразилии, показало, что повышение эффективности работы учреждений здравоохранения на местах могло бы сэкономить средства, эквивалентные примерно 0,3 процента ВВП. В других странах важной задачей станет согласование конкурирующих интересов различных заинтересованных сторон. Опыт проводившейся на протяжении десятилетий реформы в сфере образования в Чили продемонстрировал важность создания политических коалиций как средства сосредоточения внимания на одной главной цели – обеспечить обучение для всех. В 2004 году в стране была введена система оплаты труда учителей в зависимости от эффективности их работы – реформу удалось осуществить, пойдя на определенные уступки профсоюзам учителей.

Но, с чего бы ни начиналась работа, крайне важно обеспечить более качественные измерения.

В конечном счете, вы можете улучшать лишь то, что вы измеряете. Все более точные измерения должны помочь с выработкой общего понимания того, какие именно реформы требуются. Кроме того, они должны также внести ясность в вопросы о приоритетах, дать толчок плодотворному обсуждению различных направлений политики и повысить уровень транспарентности.

В 1949 году президент Всемирного банка Джон Макклой писал в своей статье для этого журнала: «Развитие – это не то, что можно набросать в качестве схемы на доске и затем провести в жизнь, взмахнув волшебной палочкой долларовой помощи». Макклой утверждал, что между концепциями развития и их практическим осуществлением часто есть зазор. Именно для ликвидации этого зазора и предназначен разработанный Группой Всемирного банка индекс человеческого капитала. Новые измерения помогут странам понять, что инвестиции в человеческий капитал – это настоятельная необходимость. Они дадут всем странам возможность конкурировать и процветать в условиях экономики будущего – какой бы она ни была. И они помогут сделать так, чтобы глобальная система работала в интересах каждого человека. Если таких инвестиций не будет – это обойдется слишком дорого и для прогресса человечества, и для человеческой солидарности.

Api
Api